ОКР – обсессивно компульсивное расстройство

ОКР – это обсессивно-компульсивное расстройство. В более общем употреблении говорят обсессия, обсессивный невроз. Обсессии это навязчивые мысли, а компульсии это навязчивые действия.

Обсессия (в переводе с латинского – осада, охватывание) связана с мышлением. Это то, что полностью располагается в мышлении. Некая идея или некая группа идей принудительным образом навязывают себя. Эта принудительность вызывает неприятные чувства. Человек понимает абсурдный и патологический характер этих мыслей и, не смотря на это, эти мысли никуда не деваются. Существование этих мыслей никак не связано с волей человека. Будучи абсурдными эти идеи провоцируют постоянную интеллектуальною деятельность, причем достаточно  интенсивную и изматывающую.

В современной клинике мы имеем дело с более замаскированными формами.

Обсессия это не просто навязчивая мысль. Ей свойственна абсурдность, пагубность, чуждость, патологичность. Это очень тяжелая мыслительная работа, которая требует усилий и она порождает особое астеническое состояние, то есть человек устает. Клиническая картина обсессивного невроза в современном мире выглядит как усталость. Это вечно усталый, вечно работающий субъект  и вся его жизнь – работа.

История возниковения темина окр

  1. Пьер Жане, который первым описал этот психический феномен  мыслил этиологию обсессии в терминах дефицитарности. Он говорил о слабостях психического синтеза, психической неврастении у страдавших пациентов.
  2. У Лакана будет подход, который будет отличен от Фрейдовского потому, что он говорит о том, что этот невроз абсолютно выводит в скобки измерение желания.
  3. В МКБ10 это синдром, который скорее находиться со стороны тревожных нарушений, фобий, травматических неврозов.

Интересна судьба обсессивного неврозного состояния, которое сам Фрейд называл шедевром психической жизни. Первое описание появляется довольно поздно – в 60-х годах 19 века. Пьер Жане дал первое описание, того что потом будет названо Фрейдом неврозом навязчивых состояний или цванк неврозом.  Пьер Жане назвал это безумством сомнения или безумством прикосновения.

Читайте также:  7 экспериментов, которые доказывают, как мало мы о себе знаем

Очень важно разместить этот невроз в контексте с иследованиями истерии, потому что история психоанализа начинается с исследований истерии. Психоанализ начинается с открытия механизма истерии. Благодаря открытию механизма истерии происходит открытие бессознательного. Потому как мы знаем, что основной психический механизм который лежит в основе истерии это механизм который называется вытеснение, который феноменологически проявляется как образование так называемых лакун. Пациентка страдающая истерией, которая рассказывает свою историю, постоянно натыкается на лакуну. Это провалы в истории, некие недоговоренности, некие вещи, которые не могут попасть в речь. В этих провалах, лакунах мы видим уже то, что можем назвать бессознательным. Мы видим столкновение с чем-то, что противится тому, чтобы предстать в сознании, предстать на основной сцене сознания и представиться в речи.

Фрейд начинает это мыслить как то, что в психике работает механизм направленный на бессознательное создание таких лакун. Первая версия Фрейдовского бессознательного: бессознательное равняется вытесненному. Бессознательное в этом случае рассматривается как некое вторичное образование по отношению к сознанию. Даже этимологически в слове бессознательное, корень все таки сознание. К слову “сознание” ставиться приставка бес. Предполагается, что изначально весь опыт – это опыт сознательный, это опыт системы восприятия.

Вторично происходит некое отбрасывание, отталкивание, доперевод некоего опыта сознательного в бессознательный. Это самая первая версия Фрейдовского бессознательного, которая связана с травматизмом. Фрейд будет рассматривать именно травматический опыт как тот опыт, от которого человек стремится избавится. Хочет сделать так, чтобы этого больше не было и перевести этот опыт и все, что с ним ассоциативно связано в иной регистр, который называется регистр бессознательного.

Компульсия

Компульсивное действие это тоже носит характер чего то навязывающего себя, то есть что-то, что проявляется помимо воли человека, причем даже еще мучительней, потому что это могут быть действия находящиеся в противоречии с идеалами и моральными представлениями человека.

Читайте также:  10 признаков того, что пришло время отпустить человека

Основная черта обсессивного невроза –  подмена действия мыслью. Мысль воспринимается как идентичная действию. 

Действие может находиться на месте мыслей, точно так же мысль может находиться на уровне действия, поэтому у обсессионала большие проблемы с законом  и им гораздо ближе религия. Потому как в юридическом праве мы не судим за мысль, не судим за помыслы, то есть мы вольны в своей голове, в отличии от религиозного закона где проводиться параллель между помыслом и действием. Вы можете идти на исповедь с любым грехом. В то время как в юриспруденции, вы не виноваты пока не совершены действия. Для обсессионала это тоже одно и тоже, как и для религии. Он может так же страдать от чего то помышленого,  как от действия.

Мысли и компульсии часто сопровождаются тревогой. Человек может испытывать навязчивое побуждение к совершению криминального поступка и будет избегать при помощи развитии обсессивного процесса. Он будет избегать не только совершения самого действия, но и прибегать к ухищрениям ради уклонения от самого соблазна. Обсессивный субъект идет очень далеко. Он не только хватает себя за руку, но и он лучше не будет встречаться с такой ситуацией, которая у него сможет спровоцировать мысль, желание. Это попытка уничтожить причину желания.

Торможения при окр

Помимио обсессий и компульсий невротики жалуются на постоянные ингибиции сдерживания, торможения, преграды, на опасения, сомнения, запреты, то есть на все то, что функционирует как помеха.

Защитные механизмы

Обсессии, с их свойством повторяемости и неизбежности, подталкивают к созданию всевозможных защитных механизмов имеющих всегда частичную и временную эффективность. Которые непрестанно усложняются и постепенно сами порой приобретают характер навязчивости. То, что изначально было направлено на то, чтобы с навязчивостью справиться, вторично само становится навязчивостью. И так далее и чем более эффективной становиться защита, тем в большей степени она становиться сама обсессивностью и демонстрирует неэффективность.

Please follow and like us: